вторник, 15 марта 2016 г.

"Беги, Форрест, беги!": история диабетика
с 30-летним стажем



Антон Старцев, 37 лет, стаж диабета более 30 лет, финансовый аналитик, автор книги «Сахарный диабет: инструкция пользователя», ведет блог на тему бега и диабета www.runnertony.com. 

С Антоном Старцевым нас познакомила общая проблема и неравнодушные люди. Когда мы с сыном попали в больницу, друзья, узнавшие о нашей напасти, стали снабжать нас полезными контактами. Среди них оказался и Антон. Он с радостью откликнулся на нашу просьбу о своего рода консультативно-психологической помощи, а еще поделился своей книгой, которую мы прочитали сразу после изучения больничных пособий. И вот теперь, год спустя я решила взять у него интервью. А ему, поверьте, есть что рассказать. Например, каково это жить с диабетом во времена, когда не существовало даже глюкометров, а из средств самоконтроля доступны разве что аскетичная диета и железная воля? Или никогда не пробовать сладкого? Антон – настоящий пример для подражания. Он не употребляет сахара, занимается спортом, ведет здоровый образ жизни и вообще полон сил и энергии. А еще Антон диабетический «олдскульщик»: живя с заболеванием более 30 лет, он прошел эволюционный путь от управления диабетом буквально «вслепую» до современной технологичности, освободившей диабетика от тяжкого бремени многочисленных самоограничений, но по-старинке больше доверяет собственному интеллекту и дисциплине, чем диагаджетам.           



Когда у тебя выявили диабет? Что-нибудь помнишь из того времени?

Диагноз сахарный диабет 1 типа мне поставили в 1980 году, мне тогда было меньше двух лет. Конечно, личных воспоминаний об этом периоде не осталось. Знаю только по рассказам родителей, что попал в больницу в тяжелом состоянии и потом долго «выкарабкивался».

Кто помогал и учил тебя диабетическому менеджменту?
Мне очень повезло с родителями и с бабушками и дедушками. Как только стало известно о том, что у меня СД, они бросили все силы на то, чтобы научиться управлять диабетом и максимально приблизить качество жизни к качеству жизни здорового ребенка (а в те времена это было непросто из-за отсутствия средств самоконтроля, качественных инсулинов, а главное – информации). И всем нам очень повезло оказаться в руках Эльвиры Петровны Касаткиной (главный детский эндокринолог министерства здравоохранения РФ), которая для меня остается самым высшим авторитетом в российской эндокринологии и, фактически, «второй мамой». Эльвира Петровна стала основным источником информации о диабете для моих родителей, а они – для меня.
Расскажи, что собой представлял контроль над диабетом во времена твоего детства?

Я сам мало что помню из того времени. Знаю, что моим родителям пришлось очень нелегко. В 80-е гг. не было ни глюкометров, ни качественных инсулинов. Чтобы измерить сахар крови, нужно было идти в поликлинику (натощак, конечно) и потом несколько часов ждать результата. По какому-то большому «блату» дедушка достал поляриметр – прибор, позволяющий визуально (и довольно грубо) определять уровень сахара в моче (тут надо напомнить, что при хорошей компенсации СД сахара в моче не должно быть вовсе).
Если не было глюкометров, каким образом вообще можно было жить с СД? Для меня это просто за гранью понимания.
Контроль над диабетом основывался на том, что 2 раза в год меня клали в больницу на плановую госпитализацию. Там мне измеряли сахар и подбирали определенный режим питания, а также дозы инсулина. Потом я возвращался домой и строго придерживался прописанной больничной схемы. Что уж там происходило с моим сахаром, я мог только догадываться.

Получается, ты все время должен был есть одно и то же в одно и то же время? Тебе, наверное, пришлось очень нелегко.
Я вот совсем не помню, чтобы я сильно переживал по этому поводу. Просто я вырос с диабетом и не знал, что бывает по-другому. Для меня в диете и режиме питания не было ничего особенного, это был просто мой образ жизни.

Как изменилась жизнь в 90-е гг., ведь прогресс не стоял на месте?
В 90-е появились первые глюкометры. Но их было очень тяжело достать. Я тогда учился в старших классах школы, и мы во многом полагались на благотворительную помощь из США.


О, я такое помню, они привозили в школу ящики с подарками для детей. Там было столько всякой всячины: жевательные резинки, игрушки, красивая канцелярия, а еще религиозные комиксы для детей про Иисуса и Деву Марию. Мы забирали себе все добро, а книжки выкидывали. Это были какие-то проповедники, вроде баптистов.
Вот-вот, и нам помогала одна из таких религиозных организаций. У нас в Дубне (город в Подмосковье) перебои с поставкой инсулина могли тянуться месяцами. Купить его в аптеке, как сейчас, было нельзя, его в свободной продаже не было. Так вот эти религиозные благотворители нашли в Штатах каких-то людей, которые покупали для нас глюкометры, тест-полоски, инсулины и привозили сюда. 

Вот это да. А мы все Америку ругаем…Ну ладно, не будем о политике. А как ты справлялся в школе? В садик ты, я так понимаю, не ходил.
Да, с садиком было без вариантов. А в школе у меня не было особых проблем. Я завтракал дома, брал с собой перекус, обычно бутерброд или яблоко, а потом шел домой обедать строго в назначенное время. Если мой «диабетический» обед накладывался на школьные уроки, мне приходилось их прогуливать. Учителя, конечно, были в курсе и всегда меня отпускали домой.  

В каком возрасте ты сам научился контролировать диабет?
Трудно сказать. Не было какого-то момента «озарения», поскольку с диабетом я жил, сколько себя помню. Просто постепенно учился сам делать инъекции, измерять сахар крови, считать хлебные единицы. Все это происходило в среднем школьном возрасте, очень полезным было посещение школы сахарного диабета, которая тогда существовала в Дубне, где жила наша семья.

Как обстояли дела в подростковом возрасте?
Подростковый возраст (последние годы школы – первые годы института) – пожалуй, самый сложный в плане компенсации СД. В этот период происходят «гормональные сдвиги» в организме, которые, к тому же, накладываются на эмоциональную нестабильность в процессе адаптации к «взрослой жизни». Именно в эти годы у меня было несколько тяжелых (вплоть до потери сознания) гипогликемий. Это как раз тот период, когда не знаешь – то ли диабет мешает тебе жить, то ли твой образ жизни мешаешь твоему диабету компенсироваться. Но через некоторые вещи в любом случае нужно пройти. В зрелом возрасте течение диабета становится более стабильным, и контролировать его легче (да и повышается сознание ответственности за свой диабет).
Ты так сейчас все рассказываешь спокойно и взвешенно. Неужели ты не переживал в детстве из-за своих лишений? Ведь, как я понимаю, о сладостях даже не было и речи. Ты когда впервые попробовал что-нибудь вкусное (хотела сначала сказать «съедобное»)?

Сладостей в детстве я не знал совсем. Это было безоговорочное табу. Помню, что один раз мне дали попробовать мороженое. В награду за какие-то диабетические достижения или примерное поведение. Мне, конечно, понравилось, но не сказать, что я испытал какой-то дикий восторг. А так сладости прошли мимо меня, и я не страдал от их отсутствия.

Ты просто уникальный человек. Я знаю, что диабетики II типа душу готовы продать за конфетку. А как сейчас складываются твои отношения со сладким? Сейчас-то уж можно.

Сахар я не употребляю в принципе. Вообще не понимаю, как можно пить чай или кофе с сахаром. Он же портит весь вкус.
То есть, если с тобой пойти в кафе, ты будешь пить кофе без сиропа и даже без шоколадного маффина? Я, как заядлая фанатка Старбакса, просто не могу в это поверить.

Именно так. Специально десерт я заказывать не буду. А вот если сахар позволяет или я на пороге гипо, могу съесть кусочек шоколада. Его я люблю, но просто так не покупаю и дома не держу.

А сахарозаменитель ты какой-нибудь используешь вроде стевии?
Так зачем мне сахарозаменитель, если я вообще не ем сахара?     
Все, тема сахара закрыта. А как ты сейчас питаешься? Есть ли какие-то ограничения? Еду сам готовишь и как считаешь еду в кафе?
В целом, как меня с детства научили, так я и питаюсь по сей день. Вообще надо думать, что ешь. Жестких ограничений нет, но стараюсь избегать «быстрых пустых калорий» - мучного и сладкого. А еще того, что сложно правильно посчитать. Взять хотя бы пиццу. Там столько всего, один соус чего стоит? Да, и в тесто могут положить что угодно. Я стараюсь выбирать то, что полезно и предсказуемо с точки зрения гликемии. Готовить сам я люблю, но часто ем вне дома. Основной источник углеводов – фрукты и овощи, белков и жиров – яйца, орехи, мясо (предпочтительно «легкое», например, курица или индейка), морепродукты. В общепитах просто обычно ищу в меню что-то близкое к «девятому столу», но если таких блюд не оказывается – иногда могу себе позволить и манты, и кусок пиццы и т.п. Углеводы считаю по системе «хлебных единиц», в кафе это приходится делать «интуитивно». Если вижу, что в основном блюде углеводом меньше, чем я ожидал (а инсулин уже сделан) – добираю хлебом или дополнительным соком, например.
Как относишься к алкоголю? Табу или удается компенсировать?

Табу никаких нет, просто во всем нужно соблюдать меру. Я могу отдать должное бокалу-другому мальбека из долины Мендосы или южноафриканскому пинотажу, но вряд ли стоит развивать эту тему на сайте посвященном детскому диабету. На самом деле, потребление алкоголя нужно контролировать и ограничивать, и это справедливо не только для человека с диабетом, но для любого человека, следящего за своим здоровьем. Диабет даже немного помогает – процесс подсчета хлебных единиц легко переносится на подсчет «алкогольных единиц» (да, такие тоже есть). Если ситуация сложилась так, что пришлось употребить алкоголь (даже в небольшом количестве) – потом чуть внимательней, чем обычно, миниторю сахара. Из практических наблюдений – лучше сделать немного инсулина и сопроводить алкоголь закуской (но надо помнить, что алкоголь подавляет выделение гликогена из печени, что повышает риски гипогликемии в течение нескольких часов после принятия).  
Кстати, о гипогликемии. Что ты обычно используешь  при гипо?

Я уже давно занимаюсь бегом и при мне всегда бутылка с водой. Раньше намешивал в воду сахар, потом перешел на углеводные гели типа «Hypofree». А еще мне нравятся сушеные ягоды: клубника или вишня. Тоже хорошая штука.

Ты активно занимаешься спортом? Как это сочетается с диабетом?
Какая-то регулярная нагрузка была почти всегда – в детстве ходил на лыжах, плавал в бассейне, потом был баскетбол, теннис. Последние три года  занимаюсь бегом. Бегаю дистанции до полу-марафона включительно, планирую замахнуться на марафон. Физическая нагрузка с диабетом не просто сочетается, а жизненно необходима, и она должна быть регулярной, контролируемой и наполненной положительными эмоциями  – всем этим требованиям бег удовлетворяет. Может быть, кому-то трудно поверить, что можно испытывать положительные эмоции, выходя на пробежку в мороз в пять утра, но бег тем и хорош, что дает возможность любителю любого уровня участвовать в массовых соревнованиях, а это заметно усиливает мотивацию.

Какие сейчас используешь гаджеты или девайсы? Что реально помогает?
Техническая оснащенность современного диабетика и диабетика 1980х контрастируют как черное и белое (в этом случае, наверное, лучше сказать как белое и черное). В моем детстве не было не только смартфонов и CGMS-ов, не было даже глюкометров. В некотором смысле, я так и остался диабетиком категории «олдскул» - пользуюсь только обычным глюкометром, приложения не использую, систему постоянного мониторинга глюкозы (CGSM) пробовал, но не удовлетворился точностью показаний и «живучестью» сенсора. Однако за развитием индустрии слежу. Особенно радужные надежды вызывают средства непроникающего контроля сахара крови: интернет выдает пару проектов, находящихся (как сообщают их сайты) в стадии подготовки патентной документации, а значит, появление в продаже каких-нибудь «smart-watch» с функцией измерения сахара в крови без прокалывания кожи – вопрос считанных лет (если не месяцев). Другое перспективное (но пока чуть более отдаленное) направление  – новые средства введения инсулина (например, в виде аэрозоли), не требующие инъекций. Эти две технологии я бы назвал наиболее полезными для диабетиков.

А как же вершина инженерной мысли и мечта любого диабетика – беспроводная водонепроницаемая помпа?
Я думаю, что для детей помпа просто незаменима. Она реально улучшает качество компенсации СД и вообще упрощает жизнь. Многочисленные исследования это доказали. Но в моем случае не уверен, что результат будет настолько ощутимым, чтобы покрыть затраты на ее обслуживание. Я живу с диабетом столько лет и пока неплохо справляюсь. Да и вообще таскать на себе дополнительную аппаратуру мне кажется не самой лучшей затеей.

Как ты сам относишься к своему заболеванию? Уже все на автомате? Или возникают сложные ситуации?
К диабету я отношусь как к части себя, с которой я проведу остаток своей жизни независимо от обстоятельств. Да, многие вещи происходят «на автомате», но это не значит, что я забываю о своем диабете. Я стараюсь изучить свой организм, ставлю себе цели по компенсации (в качестве индикатора компенсации использую HbA1c – измеряю каждые три месяца).  Сложные ситуации, конечно, случаются, но с годами они переживаются легче. Во-первых, в памяти есть позитивный опыт, и в случае выхода сахаров из-под контроля (а такое изредка, но бывает), я всегда могу себе напомнить, что это временно. Во-вторых, очень помогает регулярная физическая нагрузка – тренированный организм более восприимчив к действию инсулина и легче выходит из декомпенсации. Ну и в-третьих, с годами просто нарабатывается опыт управления диабетом в разных ситуациях, поэтому маленькие временные трудности уже не пугают.
Как диабет отразился на личной жизни и карьере? Были ли какие-то трудности?
Диабет не помешал мне получить образование и сделать карьеру в финансовой индустрии. Выбор доступных  профессий диабет косвенно ограничивает, но при большом желании диабетик может стать и пилотом самолета, и игроком НХЛ и политиком – такие примеры есть в мировой истории. И хотя своей семьи у меня пока нет, я не верю, что диабет может быть препятствием к личной жизни и построению отношений.
У тебя есть друзья-диабетики?

Да, есть несколько человек, с которыми я познакомился благодаря диабету и с которыми поддерживаю отношения. И, по странному стечению обстоятельств, один из моих довольно близких (еще со школы) друзей получил диагноз «диабет» уже в зрелом возрасте – так у нас появился новый повод для общения.


Меня не напугать, даже диабету. Ведь я борец.
Как относятся окружающие, когда узнают про твой диабет? Люди в целом ничего об этом не знают, ты начинаешь их просвещать или нет?
Довольно типичная реакция – это «о, диабет, значит, тебе нельзя сладкое?» Если общение с человеком сколь-нибудь постоянное – стараюсь объяснить, что ничего мне не «нельзя», а просто у меня есть определенные потребности. Лучшим методом «просвещения» считаю личный пример – стараюсь жить так, чтобы меня воспринимали как равного, чтобы у окружающих слово «диабет» не ассоциировалось с болезнью или чем-то негативным.
Можно ли сказать, что диабет тебя чему-то научил?
Я бы сказал, диабет научил меня самоанализу и самодисциплине, умению (или хотя бы желанию) прислушиваться к своему телу, уживаться с ним. Регулярное измерение сахара в крови, ведение «дневника самоконтроля» - эти привычки потом воплотились в структурированном аналитическом подходе и в работе, и в спорте. Может быть, эта склонность к самоанализу – часть моего характера, независимая от диабета, но так или иначе, необходимость контроля над диабетом способствовала ее развитию.

Если вам понравился мой блог и вы хотите быть

в курсе последних новостей – не забудьте подписаться!

Комментариев нет:

Отправить комментарий