пятница, 1 июля 2016 г.

Упал, очнулся, гипс: травмы и диабет

В самый разгар лета я думала только о трех вещах. Первое - надо правильно взвесить и посчитать все ягоды, которые мой малыш будет отправлять в рот, предварительно опустошив дачные грядки. Второе - что отвечать соседям и знакомым, если меня спросят про чудо-приборчик, который Ваня носит на руке (это я про Dexcom) и можно ли с ним купаться в местном торфяном озере или мутной Москва-реке. Третье - при наличии мониторинга согласятся ли бабушка с дедушкой иногда отпускать меня на свободу и оставаться с диа-внуком один на один. И вот мы, вооруженные до зубов и полные энтузиазма, перебрались на дачу. Но все мои планы полетели в трубу: буквально через несколько дней малыш сломал ногу. Никакого экстрима или побоищ - просто шел, споткнулся и свалился, а встать уже не смог. За этим последовала наша одиссея по врачам и больничное затворничество. Сейчас мы вернулись на дачу, где проходим "лежачую" реабилитацию в гипсе. По итогам случившегося я решила написать статью про диабет и травматизм на примере нашего опыта. Искренне желаю, чтобы никто не столкнулся с подобными проблемами. Но на всякий случай лучше быть в курсе.

Тема переломов для нас не новая. До диабета мой малыш "ломался" дважды: сперва ногу, потом руку. Тогда мы лезли на стену, потому что все эти беды были связаны с неуемным стремлением к прыганию. Сначала местом происшествия стал батут, а потом - деревянная кровать. После двух переломов прыгательная агония поутихла. Хотя мы для верности проверили и версию хрупких костей. Еще тогда в травмпункте института детской травматологии им. Рошаля врачи нам сказали, что у них есть "клиенты", которые ломаются по 7 раз в год. В физиологическом смысле дети совершенно здоровые, просто кто-то неловкий, а кому-то не везет. Но патологии в этом нет. Я тогда искренне посочувствовала, и на время тема переломов была закрыта. Потом случился диабет, который затмил собой все. А теперь мы получили double trouble: перелом + диабет.

Транспортировка в больницу

Что делать, если ребенок получил травму? Нужно вызвать врача. А как быть, если вы за 70 км от цивилизации? Все равно нужно вызвать врача. Правда, мы естественно поступили по-другому. Кто будет терять время, когда малыш плачет, а родители мучаются неизвестностью? Мы прыгнули в машину и сами помчались в больницу. Решили поехать в сельскую, сделать рентген, а дальше действовать по обстоятельствам. При этом, в случае с диабетом, нужно хладнокровно потратить время на сборы и взять все необходимое на пару дней вперед: иголки, тест-полоски, глюкометр, инсулины, средство от гипогликемии, минимальный набор еды, запасной сенсор для мониторинга. Я обычно держу стратегические диа-запасы в одном месте, чтобы оперативно ими завладеть в случае острой нужды. Покидав все в рюкзак, мы понеслись в приемное отделение местной богадельни. Там нам сделали рентген и объявили, что дело плохо - нужна операция и транспортировка в Москву.

Малышу наложили на ногу шину для первичной иммобилизации, помогли погрузить в машину и даже дружно помогали мне задним ходом выехать с длинного больничного пандуса (потому что я в состоянии шока путала, где право и где лево). Дальше нам предстояла полуночная поездка в Москву. Слава Богу, раненый боец все дорогу мирно спал, лишь иногда просыпаясь и поскуливая. Теперь нужно было решить, куда везти пострадавшего. Мы уже несколько раз побывали в детской травматологии Рошаля, поэтому выбор пал на нее. Мы прибыли на место в полночь, потом ждали, пока нас оформят. В итоге едва освободившийся дежурный врач сначала отругал нас за то, что мы самостоятельно перевозили больного, чем подвергли его опасности для жизни. Всем на заметку: где бы вы ни находились, вызывайте скорую и передвигайтесь на ней. Нам объяснили, что в таких случаях они сами посылают за детьми свой собственный реанимобиль. Это урок №1. 

Дальше выяснилось, что ребенка с диабетом они оперировать не могут, потому что у них нет врача-эндокринолога. Без его участия они не имеют права ничего делать, так как это связано с серьезными рисками. Я, было, попыталась заверить их, что у нас стоит мониторинг и за сахаром мы сами будем следить, но это было бесполезно. Дети с диабетом автоматически перенаправляются в больницы с отделением эндокринологии. В Москве их две: Морозовская и Тушинская. Урок №2.

Бессменный слоган Морозовки из-за стройки 
После кучи потерянного времени и скитания по двум лечебницам нас наконец погрузили на скорую и повезли в "гостеприимную" Морозовскую больницу, из которой мы 1,5 года назад вышли в статусе диабетика. Надо ли говорить, что это последнее место, куда мне бы хотелось попасть, ведь с ним у меня связаны самые тяжелые переживания и воспоминания. Но мы снова оказались там.

Диабетическое обеспечение в больнице

В приемном отделении нас уже ждали разбуженные по случаю чрезвычайного происшествия уже знакомая нам по предыдущему визиту врач-эндокринолог и сонный хирург-травматолог. После соблюдения всех формальностей малыша увезли на операцию, а мы с мужем в течении пары часов изучали рисунок обоев и траекторию движения больничных тараканов. После операции нас определили в палату в отделении травматологии. Там ребенок приходил в себя после наркоза, а потом весь день спал, пока я билась за наш перевод в отделение эндокринологии.
Все дело в том, что о диабете за пределами профильных учреждений никто не знает ровным счетом ничего. В дачной больнице доктор спросил меня, какие таблетки от диабета принимает мой сын, а у Рошаля врач поинтересовался, какой сахар считается нормальным у диабетика и может ли он подняться выше 10. В ту роковую ночь после травмы сахар у моего малыша держался в районе 16-18 ммоль.

В отделении хирургии все очень строго: никакой домашней еды, никаких родственников в палате и визиты строго по расписанию. Я сразу поняла, что в таких условиях нам будет просто невыносимо. Поэтому я с первых минут стала лоббировать вопрос о нашем переводе в эндокринологию, в которой, по разведанной мной информации, как раз пустовала палата-люкс с холодильником, микроволновкой и душевой кабиной. Эту палату я заприметила еще в первое свое пребывание, но она была занята.  К счастью, врачи-хирурги и я оказались по одну сторон баррикад: им тоже не терпелось сбыть нас с рук, отдав под крыло к эндокринологам. 

Наш больничный must-have
К вечеру мы перебрались в уже знакомое диабетическое отделение. Там мы провели несколько дней в укромном и комфортабельном изоляторе, попеременно бегая с мужем в ближайший супермаркет за пропитанием и кофеиновыми стимуляторами. Что касается диабета, мы были полностью на собственном обеспечении. Ребенка кормили домашними заготовками, которые были срочным траншем доставлены прямиком с дачи. Я безумно хотела поскорее вырваться на свободу, но боялась, что если будут проблемы с сахаром, нас могут задержать в больнице. Поэтому пока мы отлеживались после операции я решила во что бы то ни стало держать диабет под строгим контролем. К счастью, на привычной еде сахар вел себя очень достойно и предсказуемо, а анализ на гликированный гемоглобин полностью удовлетворил нашего эндокринолога, и нас больше никто не беспокоил. Дождавшись последней перевязки, на четвертый день мы наконец выписались.

Контроль над сахаром

Теперь несколько слов о том, как ведет себя сахар и что с этим делать. Сразу после получения травмы сахар взлетел до 18 ммоль. Несмотря на многочисленные попытки его сбить, он держался на отметке 16-18 ммоль всю ночь, пока мы мотались по больницам. По прибытию в Морозовку эндокринолог сразу нам пояснила, что на время операции и выхода из наркоза сахар должен быть в районе 12-15 ммоль и сбивать его не нужно из-за риска гипогликемии. Главное сделать ночной базальный инсулин и на время отвлечься от желания привести сахар в норму. Это нормально, ничего не поделаешь. Организм получил травму, на фоне стресса сахар будет высоким.

На утро после операции я сделала малышу положенные уколы: обычную дозу базального и болюс на снижение сахара. И через пару часов сахар пришел в норму. Практически весь первый день малыш спал и ничего не ел, а сахар держался абсолютно ровно. На следующий день у больного проснулся аппетит, и он стал кушать. В процессе кормежки выяснилось, что базального инсулина стало катастрофически не хватать. Доктор подтвердил, что в нашем "лежачем" положении фоновый инсулин придется хорошенько увеличить. Так мы и поступили, постепенно подняв дозу почти в 2 раза. Примерно то же самое пришлось сделать с ночным инсулином. Сейчас мы так и держимся на этих дозах. При этом болюсный инсулин на еду остался прежним.

Диабет увеличивает риск переломов


Это утверждение я без труда отыскала в гугле по первому же запросу. При этом, как обычно, никто не разделял диабет на типы, а всех ставил в один ряд. Первому типу в основном приписывался риск внезапных падений, связанных с гипогликемией. Мол, диабетику вдруг стало плохо, он упал в обморок и расшибся. Остальные данные касались преимущественно второго типа и старшего поколения с проблемами остеопороза. Я задала этот вопрос врачам-эндокринологам, которые в один голос заявили, что при нормальной компенсации диабета и отсутствии осложнений никаких проблем со стороны костных тканей быть не должно. На этом я решила успокоиться и сфокусироваться на эффективном диабетическом менеджменте и спокойных, нетравмоопасных занятиях.

Выводы

Никому не желаю оказаться в нашей ситуации, но на всякий случай соберу воедино несколько рекомендаций, как действовать в случае ЧП:

1) всегда носите или имейте наготове базовые диабетические припасы на несколько дней. Берите с собой все необходимое при экстренной госпитализации.  

2) сразу же сообщите врачу про диабет! Это очень важно, чтобы решить вопрос о назначении лечения или направлении в профильную больницу.

3) уточните у врача, какие препараты будут использованы, например, при первичном обезболивании. Нужно оценить, как они могут повлиять на сахар. В деревенской больнице мы от обезболивания отказались.

4) обязательно обзаведитесь номером телефона эндокринолога для экстренной связи. В некоторых случаях крайне важно оперативно проконсультироваться со специалистом. Мы уже неоднократно пользовались добротой знакомого эндокринолога, когда звонили, мягко говоря, в нерабочее время.

5) на время отложите в сторону вопрос о "хорошем сахаре" - сначала нужно бросить все силы на ликвидацию последствий травмы. Когда ситуация прояснится, можно снова переключиться на нормализацию сахара. 

Желаю всем не болеть и наслаждаться летом!   

Если вам понравился мой блог и вы хотите быть

в курсе последних новостей – не забудьте подписаться!

1 комментарий:

  1. Анонимный13 июля 2016 г., 5:13

    Здравствуйте, Мария! Меня зовут Юлия Полуднякова. Я выпускающий редактор женского журнала "Дарья". Мы хотели бы предложить вам сотрудничество. Я не нашла ваш профиль в социальных сетях, поэтому пишу здесь. Свяжитесь со мной, пожалуйста (страница вк: https://vk.com/julia_10, почта woman@p-c.ru), и я расскажу подробнее.

    ОтветитьУдалить